Ажажа мне друг, но истина дороже, или А зачем уфологии научность?


«У меня есть своя теория», — сказал Шизофреник.
«Расскажи мне её», — попросил Мазила.
«Попробую. Только предупреждаю, она заведомо ненаучная».
«Пусть, — сказал Мазила, лишь бы она была верная».
А. Зиновьев, «Зияющие высоты»


Лет 25 тому назад в одной из монографий (по физике?!) была помещена дискуссионная статья «О вреде, приносимом математикой Науке ». Меня тогда поразило обсуждение её, проведенное в одной из брошюр серии «Математика. Кибернетика», выпускаемых издательством «Знание» (Москва). Я, правда, уже знал, что некоторые темы Науки иногда становились объектами политических спекуляций (скажем, в школе Пифагора смертью каралось распространение знания о существовании иррациональных чисел), и я догадывался, что Наука в ХХ в. Всё более превращается в орудие для манипулирования обществом со стороны государственных и бизнес-структур ради высоких финансовых и политических дивидендов (можно напомнить и нынешние «научные разборки» по различным вопросам — от рекламирования «рекомендуемых Наукой» сомнительных товаров и услуг до использования атомной энергии либо до проблем клонирования человека).


КОВШУН Игорь Николаевич, астрофизик по специальности, более 30 лет преподавал математические методы анализа экономики в одесском экономическом университете. Много лет возглавлял одесский клуб любителей фантастики "ПРОТЕЙ" и одесскую группу "ИГрАЯ" ("Инициативная Группа по изучению Аномальных Явлений" - материалы деятельности «ИГрАЯ» отражались на страницах выпускавшейся И.Н. Ковшуном городской газеты «Загадки Сфинкса» и в ежемесячных ТВ-передачах «НЛО над Одессой»), позже осуществлял научное руководство одесским УФО-Центром. По уфологии, астрологии, общей культурологии И.Н. Ковшун издал ряд монографий и книг в соавторстве со своим сыном В.И. Ковшуном.


Но в упомянутой дискуссионной статье речь шла о проблеме принципиального вреда такой математизации, которая, придавая статус «научности» той или иной отрасли знания, иногда приводит к расширению возможностей построения теоретичних спекуляций с помощью, например, нетождественных преобразований соотношений, составляющих математичнеские модели.

У меня сложился свой взгляд на проблему «научности знания» (особенно в наше время), и потому я решил опубликовать эссе «А зачем Уфологии научность?", чтобы обсудить проблему на примере уфологии. Для меня такое решение представляется важным, поскольку, может так случиться, что это — мой последний шанс провозгласить своё кредо по данному вопросу.

Я долго противился размещению этого эссе на сайтах Интернета. И тому были, по крайней мере, две причины. Первая из них — преддверие предстоящего в 2002 г. 75-летия замечательного российского уфолога В.Г.Ажажи, юбилей которого мне не хотелось омрачать никакими даже минимальными огорчениями. С последним связана и вторая причина: я знаю, что всегда найдутся те, кто превратно истолкует направленность эссе, отражённую в его заголовке.

Чтобы расставить все точки над I, я сразу хочу оговорить нижеследующее.
Владимир Георгиевич Ажажа — всемирно признанный исследователь НЛО.
Он — один из плеяды выдающихся российских пионеров сбора наблюдений НЛО в СССР, мужественная гражданская позиция которых во времена советского тоталитаризма позволила обратить внимание миллионов сограждан на проблему существования НЛО.
Благодаря его усилиям российские уфологи получили возможность объединения своих усилий в деле изучения НЛО.
Именно Ажажа активизировал борьбу нлологов за признание научности уфологии.

И я сразу оговорю, что моё эссе направлено не против Ажажи: оно направлено против распро-странённого заблуждения, что «Наука — это хорошо, что Вера — это плохо, что, наконец, третьего не дано»; против учёных-фундаменталистов, безосновательно высмеивающих всё, что не входит в рамки ортодоксальной Науки; против той Науки, которая в наши дни продалась коррумпированным олигархам государственно-административного аппарата и воро-тилам бизнес-структур.


I.


Деятельность одесских уфологов, связанная со сбором информации о наблюдениях НЛО в одесской области, с изучением предполагаемых «мест посадок НЛО», с исследованием сообщений об АЯ в Одессе, с популяризацией гипотез о природе НЛО, освещалась в местной печати, в серии ТВ-передач «НЛО над Одессой», в книгах одесских авторов (И.Ковшун, В.Ковшун, В.Крапива, Г.Цушбая).

И большинство наших публикаций (см. Статьи « НЛО и страсти-мордасти вокруг них», « НЛО: верить или не верить?», «Проблема НЛО как проблема научная», «НЛО и «всемирный заговор тарелочников» в книге И. Ковшуна и В.Ковшуна «Астрология, «летающие тарелки», Аномальные Явления в свете культурологических эссе». — Одесса: «АстроПринт», 1999) было посвящено единственному вопросу —«Уфология — Наука или Ненаука?».

С середины ХХ В. Исследователи НЛО, добиваясь признания научности уфологии, стоят перед закрытой дверью с надписью «Наука» и стучат в неё кулаками и ногами. Эти уфологи наивно отождествляют понятия «научность» и «истинность» Знания. Ложность подобного отождествления мы попытаемся разъяснить.

Некоторые особенности движения НЛО (их колоссальные скорости, невообразимая манёвренность, мгновенные трансформации внешнего вида, их разделения и исчезновения и пр.) привели первых уфологов 50-60-ых гг.ХХ (уже прошлого) века к рассмотрению таких примитивных гипотез, как НЛО — корабли инопланетян, боевая техника земных супердержав, тайное оружие уцелевших гитлеровцев.

Однако, в последствии обнаружилась многочисленность свидетельств о странных сочетаниях логичного и алогичного в поведении НЛО. Сообщения о «контактах с инопланетянами» и о похищениях ими людей, о вживлении похищенным каких-то микродатчиков, о странных операциях на домашних животных, о появлении сложнейших «ведьминых кругов» на злаковых полях — всё это стало увязываться с НЛО. Множество наблюдений НЛО вообще не укладывалось в рамки человеческого разума (классический случай, достоверность которого подтвердили и Аллен Хайнек, и Жак Валле, — «космические блинчики», вручённые нлонавтом некоему Д.Симонтону из Игл-Ривер, шт. Висконсин). Подобные свидетельства заставили уфологов перейти к более еретическим с точки зрения Науки гипотезам: НЛО — продукт деятельности существ «параллельных миров», материальные порождения «коллективного бессознательного», реальная попытка проникновения на Землю через наш мозг «оккупантов из четвёртого измерения» и Т. Д.

А что же ортодоксальная Наука? На фоне многочисленных случаев шарлатанских лжесвидетельств, мистификаций, подделки кино- и фото-документов о наблюдениях НЛО официальные учёные отказались признать существование НЛО как феноменов, пока необъяснённых с точки зрения Науки. Учёные предпочитали не рассматривать догадки уфологов, а огульно высмеивать их. Вот почему Чарльз Форт, первый в мире уфолог, с горечью характеризовал Науку как «Знание в оболочке из смеха».

Чаша «научных весов» при объяснении НЛО скло-нилась в сторону объяснений тривиальных: НЛО — пролёт болида, появление шаровой молнии, оптический эффект в атмосфере Земли, наблюдение яркой планеты, звёзды, самолёта, метеозонда, а то и просто россказни и былички. Что же касается не укладывающихся в прокрустово ложе Науки еретических гипотез о природе НЛО, то они ею даже не рассматриваются, поскольку в силу «презумпции установленного» — Наука не обязана доказывать недостоверность той или иной гипотезы: автор гипотезы должен сам доказывать её достоверность.

Наука борется с возникающими в её недрах еретическими гипотезами, и «презумпция установленного» — одно из её оружий. Еретики от науки это те, кто отходит от научной ортодоксальности, и «имеет собственные взгляды, руководится своим мнением и своим личным чувством» (Боссюэ), и можно ещё добавить слова культуролога И.Гарина: «Еретик не знает, что есть истина, но знает, что есть ложь: слово против совести».

Борьба с еретиками — залог революционных скачков в Науке: еретическая гипотеза, доказавшая свою состоятельность, проникает в лоно Науки, но уже как научная теория. Эта борьба учёных против еретиков от науки (я не имею ввиду шарлатанов и мистификаторов) удивительным образом напоминает описанную в романе Честертона «Человек, который был Четвергом» (1904 г.) ситуацию, когда анархисты, борющиеся с мещанской сытостью и самодовольством, в конце-концов оказываются агентами тайной полиции, борющейся с анархистами.


II.


Так что же такое Наука? Так ли она непогрешима, как безапелляционна? Обладает ли она Истиной в последней инстанции? Почему уфологи ломятся в захлопнутую перед ними дверь Науки?

Первый из путей познания окружающего Мира начался с чувственного опыта человека, выразив-шегося в выработке им элементов эмоциональной культуры и искусства. Познание, орудием которого является искусство, называется субъективным.

Другой путь познания начался с духовных исканий Первопричины всего сущего и с подсознательного постижения как природы окружающих вещей и явлений, так и их взаимосвязи. Он привёл к возникновению Веры как к трансцендентному познанию Мира (к «религиозному знанию», по Гегелю), которая требовала непостижимого разумом мистически-таинственного «слияния с Богом» и кото-рая постепенно превратилась в Религию, основанную на традиционно-культовых догмах.

Но затем возник и третий путь овладения тайнами Природы — объективный, объявивший опыт основным Критерием Истины, или Достоверного Знания. Сначала здесь речь шла об экспериментальном опыте познания объектов Природы, а затем с развитием логики и абстрактной математики наука пришла и к рационализму, то есть к представлению о возможности добычи Знания у Природы с помощью мышления (разума).

И хотя все три пути познания, вообще говоря, равноправны, методы объективного рационализма были названы учёными научными методами, а добытая с их помощью Система Знаний — Наукой. Отвергнув всякое инакомыслие лжеучёных (еретиков от науки), то есть объявив методы добычи знания, основанные на Религии или Искусстве, ненаучными, учёные организовались как каста. То же сделали и верующие, назвав инакомыслящих — еретиками.

Отделяя Науку от Религии как формы познания Мира, мы не должны забывать, что долгие столетия истовые учёные были и богобоязненными мирянами. Так, Ньютон только в Боге видел причину всего сущего и происходящего, а укрепление оснований религии он считал более важным, чем развитие математики и физики. Выше всех своих трудов по естествознанию он ценил свои работы религиозного характера, поскольку полагал, что науки призваны лишь открывать тот план, по которому Бог сотворил Мир.

Это с появлением «вольтерьянства» французских энциклопедистов атеизм укоренился в теле Науки, кичась своим безбожием, хотя атеизм это тоже Вера, но только в то, что Бога нет.

Если говорить о генезисе Науки, то к необходимым и достаточным в своей совокупности признакам научности той или иной системы знаний можно отнести следующие требования:
Наличие обьекта научного исследования, который может быть конкретно-естественным (материальным предметом, процессом или явлением), абстрактным (математическим) либо даже (?!!) умозрительным (как, например, гипотетические формы жизни вне Земли, которыми занимаются учёные, ведущие поиск ВЦ — внеземных цивилизаций);
Изучение лишь тех обьектов, свойства которых обладают периодическими или иными законномерностями и которые могут быть экспериментально воспроизведены либо смоделированы в лабораторных или в кабинетных условиях;
Креативность как подчинённость функции производства нового знания (Творение).

Однако, возникает ряд претензий к Науке, по крайней мере, по поводу пп. 1 и 2
Добавляя к конкретным и к абстрактным объектам исследования ещё и объекты умозрительные, Наука лукавит, например, в своих попытках представить проблемы Sетi и Ceti (Поиска ВЦ и Контактирования с ВЦ) как проблемы научные, хотя они не имеют объектов исследования, смыкаясь в этом, скажем, с проблемой демонологии — установления количества чертей, размещающихся на конце иглы
Л.Шестов в своё время подчёркивал: «Наука признаёт истинными только такие суждения, которые могут быть проверены всяким и всегда. Не ясно ли, что этим она превышает пределы своей компетентности?
... Наука полезна - спору нет, но истин у неё нет и никогда не будет. Она лишь накопляет общеобязательные суждения. Между тем существуют и всегда существовали и ненаучные приёмы отыскания истины, которые и приводили, если не к самому познанию, то к его преддверию, но мы так опорочили их современными методологиями, что не смеем и думать о них серьёзно.


Все суждения имеют право на существование, и если говорить о привилегиях, то нужно отдать предпочтение тем, которые теперь наиболее всего находятся в загоне, Т.е. Таким, которые не могут быть проверенными и стать общеобязательными...».


III.

Если же говорить о методологии Науки, то и здесь мы должны предъявить к ней ряд серьёзных перечисленных ниже претензий.

Отношение Науки к вопросу о месте человека в общей картине Мира в корне противоположно тому, которое имеет место в Религии: если Вера даёт человеку шанс осознать себя венцом трудов Создателя, то научное Знание точно указывает, что человек — ничтожная пылинка на задворках Вселенной, не принимаемая во внимание при описании мироустройства.

Если для Религии раскрывающаяся сознанию действительность важнее любого знания о ней, то для Науки знание истины важнее действительности.


Для Науки «Истина — «Бог Знания» и обладает всеми его атрибутами» (Я.Голосовкер). Это тщате-льно обосновал и А.Ф.Лосев, отождествлявший с философских позиций Веру и Знание.

Безапелляционность и категоричность научных суждений, граничащие с фундаментализмом, который не терпит никакой критики в свой адрес и который, защищая свою непогрешимость, выдвигает как стенобитный таран, свой главный аргумент всем еретикам — сакраментальную формулу: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». В этом пункте Наука и Религия сближаются между собой. Недаром Е.Замятин в романе «Мы» писал: «Наука, абсолютно уверенная в своей непогрешимости, есть Вера».


«Знание — сила», «Заставить Природу отвечать на вопросы!" — призывал Ф. Бэкон на рубеже XVI - XVII вв. И.Кант указывал, что учёный должен не учиться у природы, а обращаться с ней в качестве судьи, заранее знающего, как она должна отвечать и каким принципам она подчиняется.


Священник О. Кураев уточняет, что теперь учёный оказался не только судьёй, но и палачом Природы, «ибо стремясь обнаружить интересующее его свойство объекта, он не останавливается перед его разрушением. Галилей сравнивал эксперимент с «испанским сапогом», в который человек зажимает природу, чтобы заставить её дать нужный ответ».


Наука раз и навсегда отвергла возможность существования таких законов Природы, которые не являются парафией рационального мышления и которые позволяют постигать действительность каким-то иррациональным способом, не согласующимся с нашим опытом.

Ф. А. Хайек, экономист и нобелевский лауреат, так пишет о Науке в книге «Пагубная самонадеянность»:

«Символы, декларации, дефиниции, постулаты науки создали впечатление, будто доверия заслуживает лишь то, что поддаётся рациональному обоснованию; лишь то, что можно установить путём наблюдаемого эксперимента...

При ближайшем рассмотрении это — посылки:
Неразумно следовать тому, что не поддаётся научному обоснованию или не подтверждается наблюдением; 
Неразумно следовать тому, что непонятно;
Неразумно придерживаться определённой линии поведения, если её цель полностью не определена заранее;
Неразумно делать что-либо, если все следствия этого не известны заранее и если, вдобавок, эти следствия не выгодны».

А вот что писал о Науке Даниил Андреев в «Розе Мира»:

«Cистема взглядов, которая не выглядывает ни вправо, ни влево за пределы того, что очерчивается современным научным знанием, не способна дать ответа на самые коренные, самые элементарные вопросы. — Существует ли Первопричина, Творец, Бог? Неизвестно. — Существует ли душа... И бессмертна ли она? Этого наука не знает. — Что такое время, пространство, материя, энергия? Об этом мнения резко расходятся. — Вечен ли и бесконечен мир или, напротив, ограничен во времени и пространстве? Материала для твёрдого ответа на эти вопросы у науки не имеется... — Как воспользоваться наукой, чтобы предотвратить возмо-жность войн и тираний? Молчание. — Как достичь, с минимумом жертв, социальной гармонии? Выдвигаются взаимоисключающие предложения».

По крайней мере, со времён средневековья Наука становится «фундаменталистской»:её законы— фун-даментальны, её постоянные — фундаментальны, её уравнения — фундаментальны. Именно тогда, уверовав в свою авторитарность, в непротиворечи-вость своего «джентельменского набора» инструментов для расчленения Природы — логики и мате-матики, в безальтернативность рационального (рацио = мышление) метода познания, Наука стала палачом и судьёй по отношению к распятой ею Природе.

И не важно было, что Истина, как Чаша Святого Грааля, находится где-то далеко, на самой границе того внешнего по отношению к нам круга, который отделяет наше Знание от нашего Незнания: мы, двигаясь по спирали познания с каждым мгновением приближаемся к Ней как к Богу познания.
IV.

В конце XIX - в начале ХХ вв. фундамент, на котором зиждилась Наука пошатнулся и стал растрескиваться.

Со времён Лейбница учёные пытались математику вывести из логики. Они считали, что законы логики суть вечные истины, так как они — непротиворечивы. Казалось: выведи из логики математику — и все методы рационального познания перейдут в разряд непротиворечивых вечных истин.

Но вот в XIX В. Леопольд Кронекер показал, что из логических построений, вообще говоря, «невозможно создать разумную теорию, выходящую за рамки интуиции, подсказываемой здравым смыслом» (М.Клайн).

В 30-ые гг. ХХ ст. Курт Гедель обосновал теорему о неполноте теории: если теория включает в себя арифметику целых чисел, то эта теория — неполна. Из теоремы Гёделя вытекало ошеломляющее следствие: «непртиворечивость математики — недоказуема».

Потрясённый этим выводом математик Герман Вейль сказал: «Бог существует, поскольку математика, как я полагаю, непротиворечива, но существует и Дьявол, поскольку доказать её непротиворечивость мы не можем».

Наука конца ХХ в. не только усугубила все присущие ей недостатки, но и приобрела массу новых.

Прежде всего, она стала двуликой, как Янус: один её лик мы называем государственной наукой, а другой — корпоративной наукой (см. Послесловие С.Переслегина к книге Ст. Лема «Сумма технологии» .— М. - СПб.: Terra Fantastica, 2002).

Огосударствление Науки реализовалось в виде и финансирования лишь выгодных для администрации государственного аппарата, либо для бизнес-структур научных направлений, и спонсирования заказанных «научных обоснований» в ущерб научной объективности, и искажения результатов исследований с целью манипулирования общественным мнением электората олигархами-монополистами.

Государственная наука свою деятельность развила, в основном, в обличье «ниспровергателя смыслов ложных» (Переслегин), заняв в борьбе против ломящихся в её дверь еретиков, жёсткую позиции, граничащую с коррумпированным научным фундаментализмом. Если некогда в подобных ситуациях речь шла об установлении Объективной Истины, то теперь речь идёт то ли либо о «защите от лжеучёных» Истины как собственности государства, либо об искажении Истины как тайны определённых геополитических сил. И если креативность всегда выделяла Науку, как невинность выделяет Девственницу среди Дев, то в процессе огосударствления Наука оказалась дефлорированной: она потерла свою честь в поиске Истины, фактически если ещё не слившись, то сблизившись со лженаукой.

Корпоративная наука, подчинив свои интересы интересам бизнес-структур, в первую очередь, поиском материальной выгоды от научных исследований. Её цели чаще всего связаны с сокрытием Истины как товара мафиозных бизнес-структур. Кишинёвский физик (и уфолог) еретического толка Ю.В.Чугаевский писал о таких корпоративных учёных: «Цель учёного — комфорт. Поэтому наука никогда не кончится» (см. Его «Записки шарлатана» в журнале «Кодры», 10, 1989; 11, 1990; 3,1992). Справедливости ради подчеркнём, что креативность (творческое начало) возродилась в корпоративной науке, но лишь как «индивидуальное мыслетворчество» (С.Переслегин), да и то благодаря компьютерам и Интернету.

Отождествление Наукой законов нашей Природы и законов математического мышления привело к возникновению мифов об авторитарности и о всесилии Науки, которые, как кажется многим, подтверждаются широко вторгающимся в наш быт, в нашу культуру, в нашу цивилизацию новейших научных достижений. Никто уверенно не ответит на вопрос: «Чего больше даёт человеку и Человечеству практика научной деятельности — Добра или Зла?"

Никто не опровергнет слова фантаста: «Что бы учёные ни делали, всё равно получается бомба» (Курт Воннегут).
V.

Человек бесконечен: в нём есть всё, так как в нём отражён весь Мир. Признав это на всех уровнях (физическом, психологическом, социальном и пр.), мы можем спорить лишь о способе этого отражения.

Во-первых, он может быть подобным взаимно-однозначному соответствию между точками на поверхности капельки, скажем, ртути и точками окружающего нас Мира, то есть подобным взаимным отображениям между Макрокосмосом и Микрокосмосом. При этом, если человека рассматривать как объект топологии, его «выворачивание наизнанку» приводит к тому, что внешний Макрокосмос и внутренний Микрокосмос меняются местами. Это обстоятельство может служить неявным обоснованием астрологии, и вот как о нём писал Андрей Белый: «Если бы мы сумели вдруг вывернуться наизнанку, увидели б мы вместо мира собственной природы: всеазию или фантазию, а вместо органов (печени, селезенки и почек) почувствовали Венеру, Юпитер: планеты - суть органы».

Во вторых, он может быть подобным тому соответствию, которое возникает между человеком как «фрагментом голограммы Вселенной» и самой Вселенной как «голографической картины Мира». В этой модели для каждого человека его Я и окружающая его Вселенная отождествляются, и тогда смерть человека оказывается равносильной гибели Вселенной.

Именно такую субъективную модель Мира как результат голо графических наложений миллиардов индивидуальных Вселенных отдельных людей создала Наука конца ХХ в. взамен объективной, позитивной и единой модели Мира, рассматривавшейся с древнейших времён до Ньютона и Эйнштейна.

На наших глазах происходит и рождение нового, четвёртого, пути познания Мира — иррационального. Процесс этого рождения закономерен, поскольку наш Действительный Мир сплавлен из двух Миров — Рационального и Иррационального.

В этом мы можем убедиться, рассмотрев, например, ось действительных чисел, которая не имеет разрывов и на которой тем не менее (если говорить строго) нет точек с иррациональными координатами. Строго говоря, не существует, скажем, шар радиуса ?10 см, так как этот радиус определяется иррациональным числом с бесконечным числом знаков, но, надувая шар от радиуса 3 см до радиуса 4 см, мы никаких «исчезновений» шара не замечаем, хотя в Мире рациональных чисел не должны существовать не только отрицательные, но и иррациональные значения ни размеров тел, ни их масс, ни их энергий.

Уже упоминавшийся Чугаевский, который рассмотрел и модели Миров Комплексных, полагает, что наш Действительный Мир сплавлен из четырёх взаимносимметричных Комплексных Миров, и свойства этих миров пока для нас кажутся абсурдными: в них и размеры, и массы, и энергии тел могут выражаться числами не только действительными (рациональными и иррациональными), но и комплексными (да ещё как положительными, так и отрицательными!).
VI.

В дни смятения в наших сердцах и умах эмэнэсы награждают сами себя дипломами профессоров тайнознания, множатся ООО, официально именующие себя «Академиями», бандиты становятся спонсорами шарлатанов и мистификаторов, то есть тех, кто принимает нас за дураков лишь потому, что мы стыдимся назвать их обманщиками. В такой обстановке всякая Система Знаний, составленная из предположений, догадок, гипотез относительно причин возникновения некоторого круга явлений, стремится надеть на себя «белые одежды» с надписью «Наука». А вот жрецы-фундаменталисты «науки государственной», борются с «околонаучными теориями» еретиков, которые замахиваются на её кастовость.

В каком-то фантастическом рассказе описано исчезновение анекдотов из людской памяти после того, как учёные предположили, что анекдоты — тесты Внеземного Разума для проверки коэффициента Интеллекта человечества. Не являются ли подобными тестами и «подбрасываемые нам» такие «мировые загадки», как НЛО, как «хлебные круги» на полях, как «снежный человек», как «лох-несское чудовище» и пр. И пр.?

И что же со всеми этими «жареными фактами?

Оказывается, что Наука, которая исследует образцы грунта Луны, ищет сигналы от «братьев по Разуму», клонирует животных, «химией» постепенно заменяет все наши продукты питания, не может, например, зафиксировать момент появления «хлебных кругов» на полях, или, скажем, констатировать наличие (отсутствие) необычных свойств у «освящённой воды», или подтвердить (отвергнуть) существование ауры, «парящих камней», «вечно горящих светильников», «неопалимого огня», «плачущих икон», «крови св. Януария».

Похоже, что кто-то искусно подогревает наш интерес к этим загадкам не только с помощью имитирования «фактов» наблюдения, но и с помощью хорошо организованной подачи через специализированные СМИ правдоподобно выглядящей дезинформации («дезы»), «газетной утки»? Ведь верим же мы почти все в «правдивые истории», которые нам с экранов ТВ в многочисленных шоу-программах «вешают, как лапшу на уши», с экранов ТВ их якобы участники и свидетели, а на самом деле — платные артисты!

А может быть, всё дело в том, что нас кто-то опекает и пасёт, сознательно обманывая с помощью и Веры, и Науки на протяжении всей истории человечества, искажая реальную картину Мира, создавая для нас устами этаких «боевых говорунов» мифы и легенды, которые постепенно заменяют нам даже нашу реальную историю развития человечества, подбрасывая нам, баранам, наших вожаков, которые, хотя и по «траектории пьяницы», но всё-таки тянут нас к Цели, неведомой не только нам, но и им, вожакам?

Но кто же подталкивает эволюцию человечества к неизвестной нам Конечной Цели? Кто они? Махатмы из скрытой в центре Гималаев легендарной страны Шамбала? Представители Параллельных Миров? Царь Мира, пребывающий в подземном царстве Агхарта? Прибывающие к нам на «летающих тарелках» эмиссары цивилизации со звезды Сириус? Христос, Ра, Афина, архангелы, «общающиеся через НЛО телепатически» лишь с полубезумными контакторами? Или Безумный Конструктор, создавший искусственно наш Мир где-то в углу своей подвальной лаборатории и проводящий над нами минутные опыты, которые для нас длятся тысячелетиями?

Конспирология, учение о незримых силах, управляющих историей человечества, отмечает, что направленность действия этих сил противоположна гуманным идеалам эволюции, и потому определяет эти действия как «заговор» против человечества, как тайно ведущуюся против людей оккультную войну. Этот заговор проявляет себя через тайные общества, Союзы, Ложи, Ордена, управляющие политическими, культурологическими, мировоззренческими, религиозными, экономическими партиями, направлениями и теченииями в обществе. Некоторые из конспирологов склонны говорить даже о «космическом заговоре» против человечества, реализующемся через многочисленные «заговоры» жидо-масонов, банкиров, большевиков, «тарелочников» (уфологов) и т.д. (см. А.Дугин «Конспирология»). Так, может, действительно именно они — либо реальные и тщательно законспирированные Управители масонских Лож и Орденов, либо союзы глав правительств сильнейших государств, либо баснословно богатые банкирские дома евреев Ротшильдов, Вартбургов, Морганов, то есть все те, кто тянет нас к Новому Мировому Порядку, — и оболванивают нас ради неведомой ни нам и ни им какой-то другой Конечной Цели?
VII.

Замечательный российский уфолог В.Ажажа решил разрубить «гордиев узел» этой проблемы, предъявив миру документ, подтверждающий не только существание НЛО, но и тот факт, что предъявителем документа сделано «открытие ХХ в., а именно: доказано существование внеземного разума, представители которого прилетают к нам на «летающих тарелках» (НЛО) и с которыми установлен контакт».

Можно допустить, что где-то существует уровень познания, на котором доказательством служит приказ вышестоящего начальства либо справка, заверенная высоким чиновником даже администрации президента. Можно даже допустить, что у нас и уже сейчас современная Наука опустилась до такого уровня, но тогда придётся согласиться, что она потеряла не только честь, но и честность. Ведь сказано же: «Наука может быть бессильной, но она должна быть честной. Называть доказательством получение правдоподобных выводов, подтверждённых иллюстрациями, — это нечестная подмена понятий» (В.Чалидзе «Иерархический чело век»). В конце концов, для доказательства существования Бога даже папа римский не стал бы брать справку хотя бы и в академии Ватикана, дабы не оскорбить прихожан и не унизить себя.

Так что: Ажажа мне друг, Но истина Дороже.

Так как же теперь нам быть с проблемой научности исследования НЛО? Не имея признанного официальной Наукой объекта исследования, имеет ли уфология право на существование как наука? Ответ на вопрос мы получим, вновь обратившись к Дугину, который следующим образом обосновывает необходимость изучения конспирологии. Мы здесь лишь заменим слова «теория заговора» на «теория НЛО» и «конспирология» на «уфология».

«Начиная рассмотрение такой деликатной проблемы, как «теория НЛО», порождающей вокруг себя страсти, я хотел бы сразу определить специфику под-хода к данной теме. Совершенно убеждён, что наличие или отсутствие НЛО ровным счётом ничего не изменило бы в данной проблематике, так как хотим мы этого или нет, в течение последних десятилетий уфологические мотивы в культурологии играют столь значительную роль, что уже это само по себе заставляет нас внимательно изучать феномен НЛО.

Здесь можно провести параллель и с религией, которая существует не за счет факта Бога, но за счет факта Веры в Него. В нашем случае можно было бы сказать, что НЛО, в самом общем смысле слова, существуют, так как существует целая исторически и социологически фиксируемая вера в них, основывающаяся, кроме всего прочего, на более или менее тщательно разработанной и довольно разнообразной аргументации».

Так примерно писал об уфологии как культурологическом феномен ещё К.Юнг в своей книге о «летающих тарелках»

В наши дни многими исследователями успешно применяются переходы в «изменённые состояния сознания» как возрождаемая практика древнего Тайнознания добычи сверхсознательным путём новой информации и о мега-, и о макромире. Практика подобных переходов сознания не препарирует окружающий Мир и не противопоставляет себя ему: в ней различия между субъектом-наблюдателем и объектом-наблюдаемым исчезают, поскольку они сливаются в единое целое в процессе познания. Эта практика использовала вначале галлюциногены типа ЛСД (см. Проф.Тимоти. Лири «История будущего»; Антон Р. Уилсон «Космический триггер»), затем — техники медитаций и ребефинга (управляемого дыхания) и — НЛП-подход как особую социальную технологию.

В свете этого нам представляется, что алогичность и абсурдность некоторых из проявлений поведения НЛО — кажущиеся и что они будут сняты внедрением в практику уфологии методов иррационального познания окружающего Мира.

И последнее. Мы должны, наконец, признаться себе в том, что «контакторские секты», составляющие часть «заговора тарелочников» и проповедующие концепцию парафизических хозяев Земли (ещё Ч. Форт писал: «Все мы, возможно, чья-то собственность"), контролирующих развитие цивилизации на Земле и давно известных и в оккультизме, и а религиозной демонологии, — предельный вариант ложного понимания НЛО. В книге «Посланцы лжи» Ж. Валле предупреждает, что «контакторские секты» — часть современной контркультуры, которая если и ведет к изменениям в общественном порядке, то лишь к изменениям тоталитарного правоэкстремистского толка, и что заинтересованные политические силы могут весьма успешно манипулировать подобными верованиями.

А пока Наука, стремящаяся разъять, препарировать и даже уничтожить всё, что входит в сферу её внимания, подчинить себе Природу, как «Золотую Рыбку», высмеять, унизив и оскорбив (а если возможно — и устранив физически) своих оппонентов, — да, эта самая Наука пока остаётся (нравится она нам или нет!) единственным доступным ключом (или отмычкой?) к тайнам миро-здания. Вот почему уфологи стремятся застолбить себе золотоносную жилу в Науке.

Перефразируя слова Венички Ерофеева о стигматах св. Терезы, сделаем заключение:

«Научность для уфологии не нужна, но она ей желанна».

Так в чём же причина этой желанности? Да она достаточно прозаична: стремление поднять имидж своих изысканий, укрепить свой общественный статус, продвинуться по научной лестнице, закре-питься в руководствах бизнес-структур, поддержать значимость своих регалий (степеней и званий), как правило, присвоенных самочинно.. И всё это потому, что в головах всех этих борцов за «научность» с детства сидит мнемоническая «считалочка» для примитивного математического фокуса с картами:

«Наука Умеет Много Гитик».

При этом совершенно неважно, что нынче «Там, где царит дух Науки, истиной и не пахнет», как сказал Чугаевский, бывший шарлатан и еретик с соответствующими справками от Академии Наук (!).
Некоторые из публикаций автора по данной проблеме.
И.Н.Ковшун, В.И.Ковшун. Вселенная и Жизнь. - Одесса: Маяк,1989. - 182 С.
И.Н. Ковшун. И отторгались звёзды от неба и падали на землю... — Киев: Наукова думка, 1990. - 160 С.
И.Н. Ковшун, В.И. Ковшун. Гипотетические формы жизни вне Земли. - Одесса, 1999. - 192 С.
И.Н.Ковшун, В.И.Ковшун. Астрология, «летаю-щие тарелки», Аномальные Явления в свете культурологических эссе. - Одесса: АстроПринт, 1999. — 202 С.
И.Н.Ковшун. А Форизмы: минимаксы и максимины. - Одесса: Латстар, 2002. — 256 С.





Источник: http://www.ufoinukraine.hut.ru/lib/kovshun/azhazha.html
© Украина Аномальная
При копировании материала ссылка на источник обязательна
Категория: уфология (раритет) | Добавил: ufodos (18.09.2010) | Автор: Ковшун И.Н. Просмотров: 3075
| Теги: Одесса, Ковшун, уфолог
похожий материал


Всего комментариев: 0



А ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ ?
Имя *:
Email:
Код *:
ПРАВИЛА



Новости по теме
НЛО активизировались над древнейшим городом Украины
Ставшая популярной шаровая молния из Одессы
Синевир - как главный объект мистического туризма на Закарпатье
В Украине снова видели Йети: в Запорожье
Умер Вадим Александрович Чернобров
Прогулка по дну Карпатского моря
Интернет-премьера биографического фильма о Юрии Гецко
Камень или яйцо: загадочным экспонатом в Иршавском музее стало больше
Аномальные явления обсудили представители различных религиозных конфессий в Украине
Дмитрий Комаров разгадал тайну снежного человека

Знаете ли вы, что...
Главным консультантом Мэла Гибсона при съемках его фильма Signs в 2002 году был британский эксперт по НЛО Пол Виджей, загадочно утонувший в феврале 2009 года

В этот день...
Сегодня (65 лет назад) 17 октября в 1952 году сотни жителей Олорона (Южная Франция) наблюдали: высоко в небе узкий беловатый цилиндр, наклоненный под 45 градусов, в окружении приблизительно 30 других объектов медленно двигался на юго-запад. ...

Возраст посетителей сайта Украина аномальная
Всего ответов: 4233


Сказано...
Карл Саган

Вполне вероятно, что развитые цивилизации посылают к нам радиосигналы и что у них есть технология для их приема